Main menu

Вы здесь

»

Генетика доктора Аникеева

                                                                             Волновая генетика.

Многих удивила и поразила моя судьба, такого настойчивого человека. Открытия которые я сделал полностью подтверждаются "Волновой генетикой" профессора Петра Горяева.

Волновая генетика доктора Аникеева Сергея Владимировича. Все новое в науке, обычно пугает и настораживает, поэтому часто у первопроходцев в науке сложный, тернистый путь. Не стал исключением и Сергей Аникеев — ученый из России, волей судьбы оказавшийся в СССР из Казахстана. Но ни в Алма-Ате, ни в Москве, на новой родине, далеко не все приветствовали эксперименты доктора Аникеева в области так называемой волновой генетики.
Я родился в 1967 году в городе Мерке Джамбульской области. Мой отец водитель, а мама школьный учитель, рано заметили в сыне склонности к точным наукам. Но после окончания школы посоветовали мне стать медиком — эта профессия в Казахстане была раньше одна из самых престижных и уважаемых.
Скоро после переезда в Россию я закончил медицинский университет - в городе Рязань. Будучи студентом, я интересовался новыми веяниями не только в медицине, химии, физике и биологии, но и в таких науках, как радиотехника, физика, кибернетика. Толчок к научному моему поиску дала книга о старении человеческого организма. В последующие годы он определил для себя научное направление — теория управления биополями, по-китайски цандао.
Получив диплом, молодой ученый решил полностью посвятить себя этому вопросу. Опыты привели его к сенсационному выводу: «В процессе жизнедеятельности любого организма его атомы и молекулы обязательно связаны между собой единым материальным носителем энергии и информации — биоэлектромагнитным полем».
Общепризнано, что носителем генетической информации является ДНК, в молекулах которой содержится генетический код. Аникеев Сергей пошел дальше: ДНК — это только «кассета» с записью информации, а ее истинным носителем являются биоэлектромагнитные сигналы, содержащие одновременно и информацию, и энергию.
ДНК сохраняет генетический код, обеспечивающий связь поколений, а электромагнитное поле может его менять. Ученый не замедлил тут же приступить к опытам, для которых создал установку — программируемая матрица биотрон, способную считывать и программировать информацию ДНК с одного живого объекта и передавать ее через матрицу воздействия по рецептам друидопунктуры другому объекту.
В одном из первых опытов он воздействовал электромагнитным полем дыни на проросшие семена огурцов. Выросшие плоды имели вкус донора — дыни, а биохимический анализ показал, что в ДНК произошли соответствующие изменения. В другой раз электромагнитным полем арахиса обрабатывались ростки подсолнуха. В результате изменилась форма семян, у них появился привкус арахиса.
Семена кукурузы, обработанные биоинформацией зеленой массы пшеницы, дали многочисленные боковые стебли. На месте метелок образовались колосья с зернами.
Доктор Аникеев заинтересовался разработками Цзяна. С 1961 года Цзян начал экспериментировать с животными: воздействовал электромагнитным полем утки на электромагнитное поле кур. В итоге из яиц вылупились более здоровые и крупные цыплята с... утиными шеями и перепонками на лапах.
В 1963 году Цзян начал лечить мышей, зараженных раковыми клетками. К эксперименту ученый привлек абсолютно здоровых кроликов. С помощью биотрона «обрабатывал» больных мышей кроличьими электромагнитными полями. Иммунные силы последних помогли большинству (70%) подопытных грызунов перебороть заболевание. В контрольной группе зараженных мышей, которые не облучались биополем кролика, все 300 особей умерли в течение 10 дней.
В марте 1963 года Цзян напечатал статью «Чудесные биорадиоволны» в газете «Шэньянский ветер». Однако через пять месяцев эта же газета выступила с резкой критикой в адрес ученого. На Цзяна повесили все возможные ярлыки, обвинив в пропаганде идеализма и ревизионизма. В это время в Китае затевалась кампания кадровых чисток, набирала обороты подготовка к культурной революции, в которой наука, образование и интеллигенция начали подвергаться критике и гонениям.
Цзяну запретили заниматься научными исследованиями, закрыли исследовательскую лабораторию на кафедре университета. Для Каньчжена наступали тяжелые времена. В 1966 году Мао Цзэдун открыто заявил о начале культурной революции. Политическая кампания привела к широкомасштабным репрессиям против интеллигенции, разгрому КПК, общественных организаций, колоссальному урону культуре, образованию, науке.
Цзян решил бежать из Китая в СССР и осенью 1966 года попытался перейти границу. Но его арестовали и бросили в тюрьму для политзаключенных, где он провел четыре года. В 1970 году Каньчжен подписал документ, согласно которому осознал свои «ошибки», после чего его выпустили на свободу. Единственным выходом для себя он видел побег и решил снова попытать счастья. Летом 1971 года ему удалось незамеченным перейти границу в районе поселка Пограничный Приморского края.
Сначала китайца привезли в Уссурийск, затем переправили в Хабаровск и поместили для проверки в особый лагерь для перебежчиков в поселке Победа Хабаровского района Хабаровского края. Еще в Уссурийске Цзян кратко написал содержание своей научной работы «Теория управления биополями» и попросил, чтобы рукопись отправили в Академию медицинских наук СССР в Москве, а ему дали возможность продолжить свою научную деятельность. Но вместо ожидаемой работы ему пришлось заниматься... лесозаготовкой. Цзяна определили плотником в поселке Победа. Потом он трудился грузчиком, а после болезни — сторожем.
Наконец через полгода из Москвы пришел ответ: его теория имеет актуальное значение для советской науки и практики, ей нужно уделить большое внимание. Цзяну было предложено изложить ее подробнее на русском и китайском языках. Цзян исписал три тетради, в которых описал суть своей теории, конкретный метод исследования со схемами и чертехдами установки, а также проведенные научные эксперименты, в том числе и опыты с кроликами и мышами по борьбе с раковой болезнью.
Через месяц из АМН СССР пришел ответ, что все три рукописи Цзяна получены и отправлены на проверку, результаты которой ему будут сообщены дополнительно. Однако ответ не пришел ни через полгода, ни через год. Ученый стал писать во все инстанции — в ЦК КПСС Брежневу, в Президиум Верховного Совета Подгорному, Председателю Совета министров Косыгину, в Министерство здравоохранения СССР и РСФСР, Госкомитет по науке и технике, АН СССР, ВАСХНИЛ, МГУ, разные НИИ, Московский онкологический институт.
Только из онкологического института в 1973 году Цзяну пришел положительный ответ. Директор онкологического института И. О. Сергеев написал ходатайство ректору Хабаровского медицинского института А. Г. Рослякову о приеме Цзяна на работу после изучения его теории. Так осенью 1973 года Цзян покинул леспромхоз и получил должность лаборанта в мединституте Хабаровска. Конечно, не о такой работе мечтал китайский перебежчик. Но у него не было на руках диплома о высшем образовании, а без него никуда.
Еще в леспромхозе Цзян сконструировал аппарат для иглотерапии «Белый шум». Такого в СССР никто не видел. Первопроходец Цзян стал лечить остеохондроз, эпилепсию, паралич, детский церебральный паралич, язву, радикулит. Постепенно слава о выдающемся китайском иглотерапевте разошлась по всему СССР. К нему стали приезжать не только из Хабаровского края, но и из Ленинграда, Москвы, Киева, Ташкента.
На заработанные деньги Юрий Владимирович (такое русское имя взял себе ученый) воссоздал и изготовил установку биомикроволновой связи, которую разработал еще в КНР. На ней он пытался проводить исследования по регистрации биомикроволн.
Заниматься опытами на этой установке по борьбе с раком Юрий не мог, ведь раковые клетки ему не давали, мотивируя отказ тем, что у него нет высшего медицинского образования. А вскоре запретили практиковать и иглотерапию. Цзян устроился сторожем в строительный кооператив и уже в домашних условиях продолжил свои исследования на установке, которую разработал в лаборатории.
Только в 1990 году ему удалось получить патенты на изобретения. Но развал СССР снова сорвал все планы Юрия Владимировича. С тех пор все свои биотроны китайский доктор строил в подвале дома на собственные средства. Несмотря на все неудачи, он всегда верил: когда-нибудь они пригодятся людям.

Волновая генетика этого удивительного человека полностью подтверждается современной наукой и доктор Аникеев Сергей Владимирович начал использовать эти знания в своих разработках по нейропрограммированию через точки пунктуры на коже человека. Профессор Петр Гаряев, вероятно, ничего не зная о Цзян Каньчжене и докторе Аникееве сделал открытия и написал книгу: "Лингвистико-волновой геном".
Опыты на животных и людях полностью подтвердили методы волновой генетики. Репродуцируются органы животных и людей. Вылечиваются болезни. ЛЮБЫЕ БОЛЕЗНИ. Например, полностью излечиваются пациенты с мукадвисцидозом. Это абсолютно неизлечимая болезнь для современной медицины. Дети умирают, способов лечения в официальной медицине - НЕТ. Эта болезнь характеризуется отсутствием куска ДНК. Нет его. Восстановить для больного этот кусок медицина - не может - не умеет и не знает как. Единственный кто смог вылечить эту болезнь - Пётр Горяев. Но чтобы принять его метод лечения нужно отказаться от современной лживой медицины. Нужно принять, что ДНК - это не просто цепочка нуклеотидов, а осмысленный носитель информации, который может передаваться и распространяться на ЛЮБОЕ расстояние. Передача возможна даже по ЗВУКОВОЙ волне. Но доктор Аникеев Сергей используя опыты Петра Горяева и Цзян Каньчжене применил непосредственное управление процессами в организме человека, через друидопунктурные команды головному мозгу (нейродруидопунктурное программирование работы мозга), то есть стал сознательно корректировать волновую генетику - управлением работы мозга, через индивидуально программируемые матрицы здоровья.

"Для многих людей такая трансформация самосознания на матрице Аникеева оказывается сложнейшей задачей, поскольку большинству людей ужасно тяжело вырваться из оков сформировавшихся ментальных установок."

Заказ

Добавьте товар к заказу
Яндекс.Метрика